Previous Entry Share Next Entry
Гедун Чопел / Gendun Chopel b.1903 - d.1951 (текст - Heather Stoddard)
xizang_gemindan
Гедун Чопел / Gendun Chopel b.1903 - d.1951
Варианты имени: Alak Ditsa; Dordrak Tulku Gendun Chopel; Rigdzin Namgyel

Гедун Чопел из Амдо (a mdo dge 'dun chos 'phel) родился в апреле или мае 1903 года, где-то неподалеку от Голубого озера Кукунор на севере Амдо, когда его родители, Алак Гьялпо (a lags rgyal po) и Падма Кьи (pad+ma skyid) возвращались из паломничества в Центральный Тибет. Это произошло незадолго до того как полковник Янгхазбенд (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AF%D0%BD%D0%B3%D1%85%D0%B0%D0%B7%D0%B1%D0%B5%D0%BD%D0%B4,_%D0%A4%D1%80%D1%8D%D0%BD%D1%81%D0%B8%D1%81) пересек южную границу Гималаев, 18 июля 1903 г., насильно вовлекая Тибет в современную историю, и положив начало процессу, кульминацией которого станет полномасштабное вторжение китайцев и оккупация Страны снегов в 1951 году. Гедун Чопел умрет 14 октября того же года, всего через пару недель после появления первых марширующих солдат Народно-освободительной армии Китая в квартале Баркор в сердце священной Лхасы. Таким образом, его жизнь с героической точностью пришлась на наиболее критический период современной истории Тибета.
Гедун Чопел провел первые десять лет своей жизни в обители знаменитого йогина и поэта девятнадцатого века, Жабкара Цогдруг Рангдрола (zhabs dkar tshogs drug rang grol, 1781-1851 http://www.treasuryoflives.org/biographies/view/Zhabkar-Tsokdruk-Rangdrol-/4611), Яма Ташикхьил (g.ya' ma bkra shis 'khyil) (описание, карта http://places.thlib.org/features/23093), в сердце общины Нгакманг (sngags mang https://www.facebook.com/media/set/?set=a.287194634661757.61030.280100425371178&type=1) в Ребконге (reb kong). Его отец был держателем одной из двух главных линий Нгамканг, третьим или четвертым после ее основателя, Ригдзин Пелден Таши (rig 'dzin dpal ldan bkra shis, 1688-1742 http://www.treasuryoflives.org/biographies/view/Pelden-Tashi/9254). Как и Пелден Таши, Гедун Чопел родился в трудные времена, он тоже лавировал между традициями Ньингма и Гелугпа, сохраняя сильную приверженность несектарным воззрениям всю свою жизнь.Йоги из общины Нгамканг
В 1912, когда умер его отец, Тертон Согъял Лераб Лингпа (gter ston bsod rgyal las rab gling pa, 1856-1926 http://www.treasuryoflives.org/biographies/view/Jazi-Amnye-Drodul-Pema-Garwang-Lingpa/11603) и Третий Дорубчен, Джигме Тенпай Ньима (rdo grub chen 03 'jigs med bstan pa'i nyi ma, 1865-1926 http://www.treasuryoflives.org/biographies/view/Dodrubchen-03-Jigme-Tenpai-Nyima/4185) признали в Гедуне Чопеле особенного ребенка. На самом деле, уже перед его рождением было «предсказано», что он и есть инкарнация бывшего настоятеля Дордже Драк (http://www.dharmawiki.ru/index.php/%D0%94%D0%BE%D1%80%D0%B4%D0%B6%D0%B5_%D0%94%D1%80%D0%B0%D0%BA), одного из главных монастырей Ньингмапа в Центральном Тибете. Однако, с самого начала его родители не были в восторге от такой роли их сына, и он остался в Ребконге, продолжая изучение грамматики и поэтики, санскрита, индийской и китайской астрологии и искусства, до того как в тринадцатилетнем возрасте его послали в соседний уединенный монастырь Дица/Ditsa (dhi tsha / lde tsha / ldi tsha dgon) (список буддистских монастырей в Тибете http://en.wikipedia.org/wiki/List_of_Buddhist_monasteries_in_Tibet), принадлежащий Гелугпа и расположенный высоко в горах к северу от великой Желтой реки Мачу (Machu; rma chu). Этот монастырь недавно заслужил славу превосходной школы, благодаря новой учебной программе, установленной Четвертым Амдо Жамаром, Гедуном Тендзином Гьяцо (a mdo zhwa dmar 04 dge 'dun bstan 'dzin rgya mtsho, 1852-1912 http://www.tbrc.org/#!rid=P196), ученым геше (dge bshes), обучавшем диалектике Тринадцатого Далай-ламу, Тубтена Гьяцо (tA la'i bla ma 13 thub bstan rgya mtsho. 1876-1933) перед своим возвращением в Амдо для организации нового монастырского колледжа. Он и дал Гедуну Чопелу его монашеское имя при посвящении в послушники-гецулы (dge tshul).
В Дица Гедун Чопел обучался основам логики и дебатов, и заработал прозвище, которое прилепилось к нему на всю жизнь, Дица Камбо (rdi tsha skam po), или Тощий (из) Дица. За пять лет изучения фундаментальных буддийских текстов он несколько раз посещал свой дом в Яма Ташикхьил, а также центр практик Ньингма в Цо (gtsos), где он интенсивно изучал предварительные практики Лонгчен Ньингтхиг (klong chen snying thig, http://rywiki.tsadra.org/index.php/klong_chen_snying_thig), включая цалунг трулкор (rtsa rlung 'khrul 'khor http://en.wikipedia.org/wiki/Trul_khor), у ног Кагъя Тертона (bka' rgya gter ston), йогина из Нгакманг, хорошо известного за свои несектарные взгляды. А после его возвращения в Яма Ташикхьил, завершив практики трулкор, «Князь» Гурунг, держатель другой крупной линии Нгакманг и близкий друг отца, с восторгом отозвался о том, как хорошо практиковать йоги в таком молодом возрасте.
В 1920 году восемнадцатилетний Тощий Дица поступил в университет Гелугпа, Лабранг Ташикхьил (bla brang bkra shis 'khyil http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B0%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B3), успешно начав шестилетний курс обучения, и зарабатывая репутацию непобедимого и оригинального полемиста. Также он получил уроки основ английского языка и часовой механики от американского миссионера, Мариона Грибеноу (Marion Griebenow), или Шераба Дампела (shes rab dam 'phel), как его называли, чьи блестящие познания в тибетском позволяли ему обсуждать тонкие вопросы христианской и буддийской доктрины с учеными монахами из Лабранга.chophel
После нескольких скандалов на дебатах, и увлекаясь «новомодными» изобретениями механических птиц и лодок, Гедун Чопел стал чувствовать потребность расправить крылья и избавиться от давления ортодоксальных представлений Гелугпа. В возрасте двадцати пяти лет он присоединился к каравану, отправляющемуся в Лхасу, пройдя пешком три месяца. В Нагчу (nag chu), к северу от Лхасы, вся компания из двух-трех сотен человек была задержана на месяц, перед тем им было позволено войти в священный город. Оказавшись в городе, Гедун Чопел направился в университет Гоманг при монастыре Дрепунг ('bras spung sgo mang), чтобы обучаться под руководством одного из выдающихся ученых Гелугпа того времени, Геше Шераба Гьяцо (dge bshes shes rab rgya mtsho, 1884-1968 http://www.treasuryoflives.org/biographies/view/Geshe-Sherab-Gyatso/4642), который также покинул Лабранг, чтобы обосноваться в Тибете по приглашению Тринадцатого Далай-ламы.
Их отношения были близкими и пылкими, когда Шераб Гьяцо следовал преобладающим в Гелогпа ортодоксальным взглядам, а Гедун Чопел открывал новые горизонты, в известной степени пренебрегая своим обучением. Средства, которые выдала ему мать, вскоре закончилась, и он зарабатывал на жизнь рисунками. Имея прирожденный талант к искусству, он вскоре стал востребован среди благородного сословия Лхасы, особенно за его успехи в создании почти фотографических портретов и рисунков тигров, «таких настоящих, что вот-вот съедят».Геше Шераб Гьяцо
Геше Шераб, напротив, имел привилегированное положение. Кроме своего учительства в Дрепунге, он выступал в роли «ассистента по дебатам» Тринадцатого Далай-ламы, директора нового лхасского издания тибетского Ганджура в 108 томах, и учителя нескольких молодых людей из благородных семей. Таким образом, он содержал резиденцию в священном городе, где он установил один из редких частных радиоприемников и часто слушал последние новости об успехах Мао Цзедуна. И вот, несмотря на свои ортодоксальные религиозные взгляды, геше Шераб был редкой птицей среди высокопоставленных священнослужителей в том смысле, что он был хорошо осведомлен о событиях во внешнем мире и глубоко обеспокоен будущим Тибета. У него были широкий круг контактов, друзей и последователей, и когда Гедун Чопел бывал в Лхасе, работая рисовальщиком, геше часто встречался с ним, чтобы узнать последние новости из ближних и дальних краев.
Весной 1934 года в доме Шераба Гьяцо Гедун Чопел встретился с Рахулом Санкритьяяном (Rahul Sankrityayan, 1893-1963, http://lib.rus.ec/a/10793), индийским ученым, изучающим индуистские и буддийские традиции. Он был путешественником, плодовитым писателем и членом Индийской Коммунистической Партии, учредителем Индийского Союза Крестьян. Рахул второй раз приехал в Тибет в поисках древних санскритских рукописей. Высоко оценив знания Гедуна Чопела, он предложил ему сопровождать его в путешествии, пообещав молодому тибетскому ученому позже показать буддийские святыни в Индии. Так спустя пару месяцев они отправились на поиски драгоценных манускриптов, написанных на пальмовых листьях, сокрытых в тысячелетних библиотеках Страны Снегов.Рахул Санкритьяян во время путешествия по Тибету
Их дружба и сотрудничество привели к двенадцатилетнему пребыванию за границей. Сначала он не планировал оставаться так долго, но оказавшись в Индии, его ненасытное любопытство заставило его продолжить изучение санскрита, совершенствовать английский и тщательно исследовать буддийские археологические памятники. Он серьезно заинтересовался многочисленными системами письма в Индии и познакомился с кодексом Винаи тхераваддинов, а также с индийскими народными обычаями, движением за независимость Индии, экономикой Ганди, с его «домашним прядением» khadi (http://en.wikipedia.org/wiki/Kh%C4%81d%C4%AB). Рахул представил его в Обществе Махабодхи (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE_%D0%9C%D0%B0%D1%85%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D0%B4%D1%85%D0%B8) и Ашраме Шри Рамакришны (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B0%D0%BC%D0%B0%D0%BA%D1%80%D0%B8%D1%88%D0%BD%D0%B0) в Дарджилинге. Гедун Чопел начал печатать статьи, подвергающие сомнению традиционные тибетские взгляды на историю, мировую географию и происхождение тибетского письма. Он писал едкую сатиру на сограждан, с существенной долей и самоиронии. Он изучал санскрит с индийскими пандитами и встречался с несколькими западными тибетологами, став первым тибетским ученым, начавшим изучение древних исторических манускриптов Тибетской Империи 7-9 веков, обнаруженных в оазисе Центральной Азии, Дуньхуане (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D1%83%D0%BD%D1%8C%D1%85%D1%83%D0%B0%D0%BD), на три десятилетия раньше прочих. Он консультировался с китайским исследователем в Калимпонге, и перевел части Летописи Тан (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B0_%D0%A2%D0%B0%D0%BD) на тибетский в качестве источника для сравнения. Теос Бернард (Theos Bernard, 1908-1947 http://en.wikipedia.org/wiki/Theos_Casimir_Bernard) из Колумбийского Университета в Нью-Йорке, пригласил его в Соединенные Штаты, но к сожалению, разразившаяся Вторая Мировая война не позволила ему совершить путешествие. Он намеревался представить Страну Снегов на западе и развеять многие заблуждения относительно магии и загадок Тибета. 131728764779
131729220695
В Индии Гедун Чопел, по-видимому, оставивший свои монашеские обеты перед отъездом из Тибета, составил свой собственный комментарий к Искусству любви, на основе нескольких классических санскритских источников и собственного опыта. Он также много курил и пил, и написал длинную печальную поэму об изгнании. Из немногих писем видно, что он колебался по поводу возвращения, но не в Центральный Тибет, а на свою родину, в Амдо, куда он был приглашен Пятым Джамьянг Шэпа (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B6%D0%B0%D0%BC%D1%8C%D1%8F%D0%BD%D0%B3_%D0%A8%D1%8D%D0%BF%D0%B0), Лобсангом Джамьянг Еше Тензин Гьялценом ('jam dbyangs bzhad pa 05 blo bzang 'jam dbyangs ye shes bstan pa'i rgyal mtshan http://www.treasuryoflives.org/biographies/view/Lobzang-Jamyang-Yeshe-Tendzin-Gyeltsen/P1495), главным ламой в Лабранге, чтобы установить современную систему обучения.
Вместо того, чтобы вернуться в Амдо, Гедун Чопел остался, исследуя вдоль и поперек Индийский субконтинент, от Свата (http://en.wikipedia.org/wiki/Swat_%28princely_state%29) на самом севере, до Шри-Ланки на самом юге, живя очень скромно, день за днём, иногда сетуя на свою бедность, иногда получая небольшие деньги от иностранных ученых, однажды даже выпросив несколько рупий у добродушного миссионера.
К концу 1930-х - началу 1940-х Гедун Чопел имел хорошую репутацию ученого, и после некоторого времени, проведенного в исследованиях на Шри-Ланке, он на два года поселился в семье русского художника и исследователя, Николая Рериха (1874-1947), в их прогрессивном Институте Урусвати (http://www.icr.su/rus/evolution/urusvati/03.php) в долине Куллу-Манали. Там он ассистировал сыну Николая, Юрию (1902-1960) в переводе на английский язык Синей летописи (deb ther sngon po http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B8%D0%BD%D1%8F%D1%8F_%D0%BB%D0%B5%D1%82%D0%BE%D0%BF%D0%B8%D1%81%D1%8C) Го Лоцавы Шоннупэла ('gos lo tsa ba gzhon nu dpal, 1392-1481 http://www.treasuryoflives.org/biographies/view/Go-Lots%C4%81wa-Zhonnu-Pel/5500), одной из главных работ по тибетской истории, перечитывая и обсуждая текст. Став результатом их плодотворного сотрудничества, том в 1275 страниц был издан в Калькутте в 1949 году.Ю. Н. Рерих в доме в Куллу
Рерихи горячо поддерживали народы Центральной Азии, и особенно были заинтересованы в Монголо-Тибетском альянсе. Отец, Николай, был знаменитым художником, создавшим костюмы и сценографию для первого представления балета «Весна священная» Игоря Стравинского, поставленного в Париже в 1913 году, с хореографией Нежинского и с Дягилевым в качестве импресарио. В Куллу эта сплоченная семья держала дом открытым для монгольских паломников и путешественников. Они содержали обширную библиотеку и, должно быть, одну из первых современных станций экологических исследований, где экспериментировали с гималайскими materia medica, пытаясь совместить традиционные медицинские практики с современной западной наукой. Во время своего пребывания в Куллу Гедун Чопел погрузился в чтение книг, включая работы по суфийскому мистицизму, русскому православному христианству, и, вероятно, некоторых западных философов (полагают, что он ознакомился с трудами Шопенгауэра, Канта и Маркса, хотя единственный западный мыслитель, упомянутый им в его рукописях, был Дарвин).gedun-choephel1
Все время пребывания за границей Гедуна Чопела хорошо знали в Калимпонге, куда он приезжал, спасаясь от жаркого лета и для работы с Тхарчином Бабу (Tharchin Babu) в его типографии Mirror Printing Press, помогая издавать газету «Зеркало»( http://en.wikipedia.org/wiki/Tibet_Mirror) на тибетском языке, где были напечатаны несколько его статей. В 1940-х Калимпонг, находясь на границе Индии и Тибета, стал местом концентрации политических изгнанников из Страны Снегов. Гедун Чопел втянулся в радикальное тибетское движение, работавшее на будущее страны, которую они называли «настоящий Тибет», состоящее из сторонников немедленных реформ, или даже свержения Ганден Подранга (dga' ldan pho brang http://www.globalsecurity.org/military/world/china/tibet-ganden-podrang.htm), правительства Далай-лам. Среди членов движения наиболее известными были Баба Пунцог Вангьял ('ba' ba phun tshogs dbang rgyal, b. 1922 http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%85%D1%83%D0%BD%D1%86%D0%BE%D0%BA_%D0%92%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D1%8C%D1%8F%D0%BB_%D0%93%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D0%BF%D0%B0), Чанглочен Кунг Сонам Гьялпо (lcang lo can kung bsod nams rgyal po, b. 1898 http://tibet.prm.ox.ac.uk/biography_14.html) и Рапга Помдацанг (rab dga' spom mda' tshang http://en.wikipedia.org/wiki/Pangdatsang_Rapga). Гедун Чопел присоединился к ним, став духовным наставником Рапга, вдохновенного последователя идей Сунь Ятсена и основателя неудачливой Партии за улучшение Тибета (Tibet Improvement Party http://en.wikipedia.org/wiki/Tibet_Improvement_Party).partylogo
Во время своего путешествия по субконтиненту, где ученый из Амдо собирал материалы для энциклопедии индийской классической цивилизации и народной культуры, научился мастерски рисовать карты. Было решено, что он вернется в Тибет через Бутан и Мон Таванг (Mon Tawang http://en.wikipedia.org/wiki/Tawang_district), чтобы исследовать территорию вдоль знаменитой Линии МакМагона (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%8F_%D0%9C%D0%B0%D0%BA-%D0%9C%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BD%D0%B0), которая стала предметом ожесточенных дискуссий между Тибетом, Индией и республиканским Китаем в период 1913-14 гг. на конференции в Шимле (http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B8%D0%BC%D0%BB%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8%D1%8F). Он должен был зарисовать на карте исторические границы Тибета в этом регионе. Но это был фатальный шаг, так как карты для Помдацанга впоследствии должны были использоваться Гоминьданом в их планах относительно Тибета, что послужило основанием для обвинения Чопела шпионаже в пользу «коммунистического» режима.
Вернувшись в Лхасу, Гедун Чопел снискал расположения у всех и каждого, благодаря своим знаниям о внешнем мире, а также за свои новые идеи в отношении Тибета. Прогрессивные семейства среди знати поддерживали его, оплачивая его скромные нужды. С ним консультировались по любому предмету, он начал учить грамматике и искусству многих замечательных людей, включая двух лам школы Ньингма, Лачунга Апо (lha chung a pho, 1905-1975) и Дава Зангпо (zla ba bzang po, 1916-1958). В это же время он начал собирать воедино свои записки, собранные за двенадцать лет исследований, чтобы составить труд по политической истории Тибета, незаконченную Белую летопись (deb ther dkar po). Становясь знаменитым, его деятельность стала задевать интересы британского представителя в Лхасе, Хью Ричардсона (Hugh Richardson, 1905–2000 http://tibet.prm.ox.ac.uk/tibet_Hugh_Richardson.html), который стал еще больше интересоваться человеком, которого он называл «Чопел-ла». У Ричардсона был как профессиональный, так и личный интерес к ученому из Амдо. Он был, в той или иной степени, в курсе политических маневров прогрессивных тибетцев в Калимпонге, и в последние годы своего проживания в Лхасе сильно увлекся политической историей Тибета, он знал о превосходной репутации Чопел-ла среди западных тибетологов в отношении его новой и волнующей сферы исследований.Доктор Хью Ричардсон в Тибете
В 1940-х политический климат в Лхасе был крайне нестабилен, и как только Гедун Чопел вернулся в 1946 году, разразилось жесткое противоборство между двумя регентами Пятым Ретингом, Тубтен Еше Тенпа Гьялценом (rwa sgreng 05 thub bstan 'jam dpal ye shes bstan pa'i rgyal mtshan, 1912-1947 http://en.wikipedia.org/wiki/Reting_Rinpoche) и Третьим Тактраком, Нгаванг Сунграб Тутобом (stag brag 03 ngag dbang gsung rab mthu stobs, 1874-1952 http://www.tbrc.org/#!rid=P233). Гедун Чопел стал мишенью религиозных экстремистов и консервативной знати. Он был арестован, выпорот и ложно обвинен в изготовлении фальшивых банкнот, шпионаже в пользу коммунистов и, помимо прочих обвинений, в получении денег от Гоминьдана. Он был брошен в Нангцешак (snang rtse shag http://www.3dtourchina.com/dest/scenic/3529-215), где находился городской суд и центральная тюрьма Лхасы, а затем в тюрьму Жол (zhol http://chinatibet.people.com.cn/6620901.html), у подножья дворца Потала. Его записки за двенадцать лет путешествия по Индии были похищены и исчезли навсегда.
После освобождения через два года, в 1949 или 1950 году, он восстановил свою ученую деятельность. Ему выделили квартиру в Баркоре, к югу от Джоканга, и годовое содержание, приказав вернуться к работе над Белой летописью, однако этого он не сделал. Он жил с женщиной из Чамдо, и стал снова преподавать. Также он начал пить еще интенсивнее, чем обычно, хотя, говорят, что ум его оставался ясным и не подверженным воздействию алкоголя. Наставления, которые он дал своему ученику из Ньингма, Дава Зангпо по философии Мадхьямика Нагарджуны, легли в основу великого философского труда Гедуна Чопела «Украшение мысли Нагарджуны» (Adornment for Nāgārjuna's Thought, klu sgrub dgong rgyan http://www.rigpawiki.org/index.php?title=An_Ornament_to_Nagarjuna%27s_Intent). Он предупредил ученика, какую реакцию эта работа может спровоцировать среди священнослужителей, если ее издать, и в самом деле, этот труд вспоминают не только ортодоксальные Гелугпа, но и Ньингмапа как ключевую точку в жестоком противостоянии в связи с именем Гедуна Чопела и его местом в тибетской философской традиции. Когда были напечатаны первые ксилографические копии на изготовленной вручную тибетской бумаге и стали продаваться в Баркоре в Лхасе, это немедленно вызывало волнения. Некоторое время спустя Дурджом Джикдрел Еше Дордже (bdud 'joms 'jigs bral ye shes rdo rje, 1904-1988 http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D1%83%D0%B4%D0%B6%D0%BE%D0%BC_%D0%A0%D0%B8%D0%BD%D0%BF%D0%BE%D1%87%D0%B5) выделил средства на перепечатывание этого труда в Калимпонге в традиционном формате на зеленой промышленной бумаге, используя подвижные стальные литеры. Это издание подходило для репутации автора, находящегося в границах традиции и выходящего за ее пределы.131726420083
В сентябре 1951 года, с крыши своей квартиры в Баркоре Гедун Чопел, разомкнув тяжелые веки, наблюдал продвижение авангарда Народно-освободительной Армии по улицам Лхасы, зная, что его надежды, и надежды всей прогрессивной интеллигенции Тибета, сровняли с землей. Он говорил о себе: «Бесценная ваза из ляпис-лазури разбита о камень». Вместе со своими мечтами о будущем Тибета, который найдет место в современном мире и сохранит свою культурную идентичность и историю, он оказался повержен. В следующем месяце у Гедуна Чопела появились серьезные отеки, вероятно, в результате цирроза печени. Он умер в середине октября 1951 года.
131529631625

Источники

Stoddard, Heather. 1985. Le mendiant de l'Amdo. Paris: Societe d'ethnographie.
Mengele, Irmgaard. 1999. dGe-'dun-chos-'phel: A Biography of the 20th Century Tibetan Scholar. Dharamsala: Library of Tibetan Works and Archives.
K. Dondrub. 1978. “Gedun Chophel: The Man Behind the Legend.” Tibetan Review 21, no. 10, pp. 10-18.
Lopez, Donald. 2006. The Madman's Middle Way. Chicago: University of Chicago Press.
Lopez, Donald, 2009. In the Forest of Faded Wisdom: 104 Poems by Gendun Chopel. Chicago: University of Chicago Press.

Хизер Стоддард
Париж, 26 октября, 2009
Перевод – Xizang Gemingdang, 2013

?

Log in

No account? Create an account